"ХХ век. Очевидцы"

Совместный проект Агентства новостей ТВ2  с музеем «Следственная тюрьма НКВД», начатый в конце 2018 года. 

За почти 30 лет работы мемориального музея в его архиве накопилось огромное количество документальных и устных свидетельств об ушедшей вместе с ХХ веком эпохе — около 100 видеоинтервью, 300 рукописей, более 700 аудиозаписей. Многие из этих материалов не расшифрованы и не переведены в электронный текст, а значит, недоступны для поиска в интернете. Группа волонтеров, в числе которых оказались и журналисты ТВ2, решила помочь музею справиться с этой задачей, а заодно и публиковать на сайте Агентства новостей наиболее интересные воспоминания. Новейшая история глазами обычных людей - в дополнение к учебникам. 

* Бывший осведомитель КГБ: «Моя кличка была «Матвеев» Томич Валерий Люберцев признался, что несколько лет был осведомителем КГБ 

* «Найти бы того, кто на меня донес! Но нет его. Расстреляли...». История парня, который пережил и плен отца в Первую мировую, и казаков в хате в Гражданскую, и голод 30-х, и ГУЛАГ в 40-х. 

* «Вместо русских журавлей баланда за колючей проволокой». Про судьбу Петра Занина можно снять фильм. Попасть в плен к фашистам, совершить несколько побегов из концлагерей, в том числе из Бухенвальда, встретить любовь во Франции, поучаствовать во французском Сопротивлении, увидеть в лондонском военном госпитале Уинстона Черчилля и королеву Елизавету. Потом вернуться на родину и получить Озерлаговский срок в 25 лет за измену Родине. 

* «Своих родственников я под расстрельные статьи подводил, чтобы разговоров не было». Воспоминания бывшего следователя НКВД Антона Карташова об уголовных делах, расстрелах и пытках

* «Мой давний знакомый сознался, что все аресты в моей семье — его работа». Воспомнания сесте Лидии и Александры об арестах, жизни в лагере в встрече с доносчиком.

* "Мы верили Сталину". Мемуары жертвы сталинских репрессий , третьего секретаря Выборгского райкома Марии Сандрацкой

* «Меня спас Рюрик». "...9 мая М. никак не радовалась победе, и осталась к такому изветию совершенно равнодушна и с безразличным видом осталась лежать в постели, и вообще в её квартире нет радио (она его не любит)..." (из доноса соседки на Магду Мацулевич). 

* Жажда жизни: три истории заключенного колымского ГУЛАГа. Побег из лагеря, ШИЗО, избиение охранниками и бакак для умирающих. Воспоминания заключенного ГУЛАГа, отбывшего срок на Колыме. 

* «Я в расстрелах участия сам не принимал, так как не был членом партии»Воспоминания бывшего конвоира НКВД в Колпашеве Ивана Старикова были записаны 30 лет назад, в 1989 году, Иван Стариков работал в НКВД с 1935 по 1939 год в звании сержанта. Сотрудник конвойного взвода рассказывает о тех, кто был в колпашевской «расстрельной» команде и о проводимых ими расстрелах

* Контрики. часть 1. Дело инженера Владимира Кремнева. Как получить восемь лет за три мешка картошки.

* Контрики. часть 2. Лагерная жизнь. Публикация второй части  воспоминаний бывшего заключенного Владимира Кремнева.

* Контрики. часть 3. Жизнь с ярлыком "врага народа". Публикация  третьей части  воспоминаний бывшего заключенного В.Кремнева.

* Наказанный народ. Немцы. Воспоминания депортированных немцев Поволжья о жизни в ссылке.

* Дети в изоляции: как жили в томских детдомах дети «врагов народа». Воспоминания бывших воспитательниц детских домов Томской области, где содержались дети «врагов народа».

* «Если подтвердишь и подпишешь — выпустим сразу же. Не подпишешь — посадим». Воспоминания уроженца деревни Семилужки Томской губернии Николая Плашевского, кторый был арестован и судим как «пособник колчаковцев» еще в 1920-х. До массового террора. Получил десять лет. Был в Мариинском пересыльном лагере, работал на строительстве Беломорканала. За хорошую работу был освобожден досрочно. 

* Восемь лет лагерей за три анекдота. Воспоминания Воронец Любовь Александровны,1897 г.р. Женщина работала статистическим регистратором в Костромском детском диспансере. 13 августа 1941 года ее арестовали за якобы рассказанные политические анекдоты. Была приговорена к восьми годам заключения и пяти годам поражения в правах за антисоветскую агитацию, дискредитирование власти и распространение ложных слухов. Свой срок она отбывала в лагере под Томском и в поселке Итатка Томской области. Освобождена 21 октября 1949 года. 

*«Дорогой вождь, помоги нам, твоим солдатам, восстановить справедливость». Воспоминаня бывшего фронтовика и кандидата в члены КПСС, студента историка Томского госуниверсита Александра Кропочкина. 22 февраля 1947 года его обвинили в «контрреволюционном саботаже» и сначала приговорили к пяти годам. А летом 1948 года добавили еще десять лет. За свой срок Александр успел побывать в лагерях в Асине, Горевке и казахстанском лагере Джезказган. 

* 
Семьи кулацкие, изменники Родины. Воспоминания спецпереселенца Петра Котова о жизни в Нарымском крае

* «Раз меня Господь сюда послал, значит, я должна быть здесь». Воспоминания бывшей студентки Томского медицинского института  и верующей баптиски Юлии Сигизмундовны Фель. 

* «Контрольный в затылок»: исповедь начальника томской спецтюрьмы. Воспоминания бывшего начальника томской спецтюрьмы Михаила Федоровича Максимова, руководившего тюрьмой с 1951 по 1957 год. До перевода в Томск успел поработать начальником нескольких тюрем в Кировской области.

* Бывший следователь КГБ: я назову имена палачей. Анатолий Иванович Спраговский (1925-1993) в период реабилитации конца 1950-х — начала 1960-х годов работал следователем Томского управления КГБ. По долгу службы ему приходилось заниматься реабилитацией репрессированных томичей в 30-40-е годы прошлого века. В 1989 году Анатолий Спраговский впервые откровенно рассказал о своей работе в качестве следователя КГБ в 50-60-е годы

* Письма из ГУЛАГа: «Много бываю на воздухе, научилась рукодельничать»
Евгения Яковлевна Гендина была студенткой третьего курса истфака Одесского университета, когда в сентябре 1937 года ее осудили на восемь лет в ИТЛ как «члена семьи изменника Родины» (ЧСИР).

* «Дорогой Иосиф Виссарионович! Не мы — враги народа...»

Братьям едва стукнуло — одному год, другому три, когда их отец решил сбежать от гражданской войны на восток. В 1920 году офицер и потомственный дворянин Михаил Успенский перебрался с семьей в Харбин. Братья Георгий и Владимир Успенские не имели никакой связи и нашли друг друга лишь спустя много лет — в ГУЛАГе. Один туда попал как харбинец, другой — как немец.

* «Хотели, чтобы я признала свою вину»

Елену Санникову арестовали в январе 1984 года в Москве и приговорили по политическому обвинению к одному году лишения свободы и четырем годам ссылки. В феврале 1985-го ее этапировали в село Кривошеино Томской области.

* «До сих пор у меня перед глазами стоит большой подвал с трупами»

Воспоминания кемеровчанина Валентина Штыри, которому пришлось жить рядом с лагпунктами СибЛага.