Четвериков
Борис Дмитриевич

(1896-1981)

Прозаик, поэт, публицист.В 1945-1955 годы заключенный Гулага.

Родился 19.06 (02.07.) 1896 в Уральске в семье выходца из Пензенской губ., служившего учителем словесности и истории, затем — инспектором гимназий в разных городах Приуралья: Чердыни, Ирбите, Троицке, Уфе... Мать вела свою родословную от казачьего атамана Авдеева (в их роду был известный в XIX в. писатель М.В.  Авдеев). Свое детство Четвериков назовет «лучезарным»; приязнь и любовь витали в родительском доме: книги, самодеятельные спектакли были в семейном обиходе. Имена Пушкина, Белинского, Чернышевского и Л. Толстого прочно оседали в памяти мальчика. В Уфе Четвериков закончил гимназию (там же были первые пробы пера), в 1917 поступил в Томский университет.

В годы революции и Гражданской войны Четвериков прервал обучение и переехал в Омск, где определился в местную газету на должность корректора. Редактором газеты был В.Г.Янчевецкий, впоследствии автор исторических романов Василий Ян, а одним из сотрудников — Всеволод Иванов, с которым завязалась дружба, прошедшая через десятилетия. Пришлось лицом к лицу столкнуться с жестокой реальностью революционного раскола... «И в этом кромешном аду,— вспоминал позднее Четвериков,— мы со Всеволодом Ивановым. Между жизнью и смертью. На краю пропасти... В Сибири мы оба уже начинали писать, печатались под псевдонимами: Всеволод — Тараканова, я — Антона Горелова и Изюмова...» (Всего бывало на веку. С.5). Вскоре пришел и первый успех. Посланная на конкурс пьеса «Антанта» (под псевдонимом Б.Изюмов) была отмечена первой премией, в течение всего сезона шла в Омском театре.

В нояб. 1922 Четвериков переезжает в Петроград. Начинаются годы его активной творческой и общественно-литературной деятельности. В 1924 в издательстве «Прибой» выходит первая книга его рассказов «Сытая земля». Имя Четверикова появляется на страницах журнала «Зори», «Красная новь», «Звезда», «Прожектор» и др. Молодой писатель — один из создателей и активный участник творческого объединения «Содружество», куда входили Б. Лавренев, В. Шишков, Н. Браун, А.Чапыгин, Вс. Рождественский, М. Козаков и др.

Разнообразие тематики и широта жанрового диапазона характеризуют Четверикова в ту пору. Признание читателей и внимание критики получили его рассказы, своеобразные по колориту нарисованных картин («Лавровый лист», «Зарницы», 1926; «Волшебное кольцо», 1924, и др.). Писатель обращается к жанру повести и романа, которые давали возможность более широко воссоздавать действительность. Живой отклик вызвали его романы «Бунт инженера Карийского», «Заиграй овражки», повествующие о трудных путях интеллигенции. Повесть «Голубая река» (1933) и роман «Деловые люди» (1939) характерно вписались в литру того времени по своей проблематике и по жанровому своеобразию.

В годы Великой Отечественной войны блокадный Ленинград становится судьбой Четверикова и содержанием его творчества. «Бессмертие» — так он озаглавил сб. рассказов и очерков о подвиге и трагедии ленинградцев. Активно выступает писатель в разных жанрах. Написаны были пьеса «Вороний камень» (в соавторстве с Ильей Груздевым), поэмы «Ночной смотр» (1942), «Ленинград», «Наше поколение» (1944) и др. Поездки на фронт, выступления по радио, в госпиталях. Работа неистовая и горячая, как сказал сам Четвериков, получила признание общественности и читателей. Все предвещало новые творческие свершения писателя, связанные с опытом трагического времени. Однако все повернулось по-иному: в апр. 1945 по доносу из литературной среды Четвериков был арестован. Творческая деятельность художника и гражданина была прервана — 11 лет тюремных застенков, пересылок, лагерей. В 1955 Четвериков был освобожден по отбытии срока заключения, в 1956 реабилитирован и возвратился к гражданской жизни и литературному творчеству.

Великая Отечественная война обострила интерес Четверикова к историческому прошлому русского народа, к проблеме его национального характера. Прошлое открывалось в его связи с современностью. В 1961-64 выходит его 2-томный роман «Котовский». Размышления о пути, пройденном страной, об уроках истории определили замысел, осуществленный в его трилогии «Утро», «Навстречу солнцу» (оба — 1967), «Во славу жизни» (1971). Кругозор историка и наблюдательность бытописателя зримо проявились в этой трилогии.

Четвериков спешит как бы наверстать потерянное и упущенное: не только готовит переиздание произведений, находившихся под запретом, но и работает над новыми замыслами, получившими воплощение в стихотворных циклах, в публицистических статьях и очерках. В 1967 выходит стихотворная книга «Страна задумчивых берез», где открыто высказана его неизбывная любовь к родной земле.

Испытанное и пережитое в годы лагерного заточения не отпускало: шла работа над книгой воспоминаний «Всего бывало на веку», вышедшей посмертно — в 1991. «Это моя тетрадь, и воспоминание, и дневник, и завещание». Писатель здесь не только вспоминает о лагерных мытарствах, но и размышляет о проблемах жизнеустройства, о судьбе родного народа, о его историческом и духовном достоянии. «Всего бывало на веку» — это лишь одна из книг широко задуманного мемуарного повествования под названием «Стежки-дорожки». «Это будет рассказ о тех поколениях,— говорил Четвериков,— которые варились в котле Первой мировой войны, которые оказались вслед за тем в самом пекле революции и Гражданской войны, а потом— Великой Отечественной. Мне же довелось еще попасть из огня да в полымя: после войны и блокады — в бериевские застенки и лагеря. Так что в четвертую книгу моей повести войдут 1941-1945 годы, проведенные мной безвыездно в Ленинграде, а в пятую — 1945-1956 годы — страшные для меня одиннадцать лет, прошедшие вне Ленинграда и вне жизни» (Всего бывало на веку. С.8). Замысел в значительной мере был осуществлен — в архиве писателя остались рукописные материалы и текст повествования «Стежки-дорожки».

Умер в Ленинграде 17.03. 1981 г. Смерть прервала работу писателя: «Жаль. Много чего не успел...» — записал Четвериков в дневнике. Однако многое и успел. Помимо литературы, талант Четверикова проявился в музыке и живописи.

Соч.: 
       Автобиография // Писатели: Автобиографии и портреты. М., 1926. С.339-341; 
       Повести и рассказы / послесл Л. Емельянова. М.; Л., 1964; 
       Страна задумчивых берез: стихи. М., 1967; 
       Во славу жизни: роман. М., 1971; 
       Избранное / вступ. статья А.Хватова. Л., 1971; 
       Избранное: в 3 т. / вступ. статья Н.Утехина. М., 1981; 
       Волшебное кольцо: Повести и рассказы 20-х годов / послесл. А.Хватова. Л., 1989; 
       Всего бывало на веку [Воспоминания] / подгот. текста Н.Четвериковой. Л., 1991.

Лит.: 
       Борзунов С.М. Высокой мерой правды: Литературный портрет. М., 1980. С.269-319; 
       Шуртаков С.И. Как слово наше отзовется: сб. М., 1980. С.138-148.

А.И. Хватов

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П - Я. с. 643-645.

http://www.hrono.ru/biograf/bio_ch/chetverikovbd.ph

Воспомоминания о Гулаге Б.Четверикова

 

Книги Бориса Четверикова

Дело заключенного Бориса Четверикова (из архива Мемориального музея)

У вас есть информация о данном человеке?

Пришлите нам ваши материалы в любом цифровом формате
(ограничение на размер файла 10Мб, не более 10 файлов)