Шатилов
Михаил Бонифатьевич

(1882-1937)

Видный общественный и политический деятель Сибири в 1917-1919 гг., министр туземных дел Сибирского Временного правительства в 1919 г.,  публицист, этнограф, заведующий Томского краевого музея в 1922 -1933 годы. Арестован  в Томске в 1933 г., расстрелян 

Родился 23.05 (04.06)1882  в селе Смоленское Бийского округа Томской губернии в семье сельского учителя. Окончил Томскую духовную семинарию, затем юридический факультет Императорского Томского университета, два года был слушателем историко-филологического факультета. Начал служить пом. крестьянского начальника 2-го участка Змеиногорского уезда, 5-го участка Бийского уезда, 5-го участка Барнаульского уезда. В 1909 стал членом совета Томского общества изучения Сибири. В сентябре 1911 г. стал помощником присяжного поверенного Омской судебной палаты и определен на должность при томском окружном суде. Со студенческих лет сотрудничал в томской газете «Сибирская жизнь»; в 1914-1916 гг. издавал и редактировал журнал «Сибирский студент».

       С первых дней революции 1917 вступил в Партию социалистов-революционеров, занялся активной общественно-политической работой: был помощником комиссара Временного правительства в Томской губернии, членом Исполнительного комитета Томского губернского народного собрания; редактировал газету «Голос свободы». Был избран депутатом Учредительного собрания по Алтайскому избирательному округу.

        Шатилов поддерживал идеи Г.Н. Потанина об автономии Сибири, подготовил резолюции 1-й сессии Томского губернского народного собрания — «Об областной думе» и «По областному самоуправлению». Участвуя в работе Сибирского областного съезда в Томске (8 - 17 октября 1917), выступил с докладом «Сибирь как составная единица Российской Федеративной Республики», был избран в состав Временного исполнительного комитета Сибирского областного съезда. В декабре1917 на Чрезвычайном Сибирском областном съезде был избран от фракции социалистов-революционеров в состав Временного Сибирского областного совета. Участники нелегальной сессии Сибирской областной думы в Томске в ночь на 29 января 1918 избрали Ш., находившегося под арестом в красноярской тюрьме, в состав Временного правительства автономной Сибири. После падения советской власти в Сибири 30 июня 1918  в Омске Ш. вошел в состав Временного Сибирского правительства в качестве министра туземных дел. 21 сентября1918 был арестован, под угрозой расстрела был вынужден сложить с себя полномочия министра и вернуться в Томск. До 1919 работал уполномоченным Сибирского союза земств и городов. После восстановления советской власти в Сибири работал в Томском университете на кафедре «Туземное право и быт» (1920-1922). В декабре 1923  в газете «Красное знамя» появилось «Письмо в редакцию» Ш., в котором он заявил о давнем выбытии из рядов партии социалистов-революционеров и об отходе от всякой политической деятельности. Тем не менее, постоянно находился под пристальным надзором органов ВЧК — ОГПУ и неоднократно ими задерживался (1920,1921,1931).

         С 1922 по 1933 занимал должность заведующего Томского краевого музея. На этой должности проявил себя как замечательный ученый-этнограф. В 1924 г. и 1926 организовал и провел этногафические экспедиции в Нарымский край, на р. Вах, собрал и обобщил большой фактический материал, подготовил монографию «Ваховские остяки». В 1927-1928 занимался изучением русского населения, жившего в бассейнах р. Чулым и Шегарка. Во время поездок собрал большие коллекции для Томского краевого музея. Был инициатором создания и активным членом Общества изучения Томского края при музее.

     В апреле 1933 был арестован по сфабрикованному обвинению в принадлежности к организации «Белогвардейский заговор», 5 августа 1933  коллегией ОГПУ СССР был осужден на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Отбывал наказание в Соловецком лагере особого назначения. В ноябре 1937 особой тройкой управления НКВД по Ленинградской области приговорен к расстрелу. Расстрелян 7 декабря 1937. Место захоронения осталось неизвестным. В 1959 был реабилитирован.

 Источн. и лит.:

Славнин В. Михаил Бонифатьевич Шатилов //Былое и новь: краеведческий альманах. Томск, 1992; Вибе П.П. Шатилов Михаил Бонифатьевич// Омский историко-краеведческий словарь. М.1994; Лукина Н.В. Шатилов как этнограф // Тр. Томского государственного объединенного историко-краеведческого музея. Томск. 1994.Т-7 ; Уйманов В.Н. Репрессии. Как это было…: Западная Сибирь в конце 20-х – начале 50-х годов. Томск. 1995; А.А. Бондаренко, И.В. Нам. Шатилов Михаил Бонифатьевич. Томск от А до Я. Краткая энциклопедия Томска. Томск, 2004. С.416-417; Ханевич В.А. Михаил Бонифатьевич Шатилов (материалы к биографии)//Труды Томского областного краеведческого музея. Томск, 2004.Т-13; Шатилов Михаил Бонифатьевич// Энциклопедия Томской обл. 2009.Т-2.

Видеоинтервью Н.М. Деминой, внучки Шатилова М.Б. 

 

Фото и документы до 1920 года

фото и документы после 1920 года

документы о реабилитации

Из семейного архива потомков М.Б. Шатилова

С открытия мемориальной доски М.Б. Шатилову

                                                           В. Ханевич

МИХАИЛ БОНИФАТЬЕВИЧ ШАТИЛОВ

(Материалы к биографии)

      К сожалению, биография М.Б. Шатилова, известного сибирского общественного деятеля, публициста, этнографа и музейного работника, до сих пор остается малоисследованной и изученной темой. До сегодняшнего дня мы ничего не знаем о его судьбе после ареста и осуждения в 1933 году. Однако в его биографии и до 1917 года встречаются «белые пятна», а в опубликованных статьях о его жизги и деятельности встречаются  разночтения с изложением  некоторых фактов из его биографии, приводятся данные, не подкрепленные документальными источниками. В их перечне, например, то, что М.Б. Шатилов был внуком «одного из декабристов». Есть разночтения в указании рода занятий его отца, времени окончания Томского университета и  роде занятий в первые годы после окончания  университета и т.д.        

       Обнаруженные в Государственном архиве Томской области (ГАТО) два архивных дела с материалами о службе М.Б. Шатилова в 1909- 1911 гг. в штате Томского губернского Управления и Томского окружного суда позволяют в некоторой степени уточнить отдельные  моменты в его биографии и устранить имеющиеся разночтения. На основе изучения данных материалов мы теперь можем говорить с большей достоверностьью о дате и месте его рождения и крещения, социальном положении и месте жительства его  родителей, результатах учебы в университете, первых годах службы и выполняемой работе. Так, из копии формулярного списка о службе М.Б. Шатилова от 1911 г. следует, что он еще до выдачи диплома об окончании Томского университета в июле 1909 года  подавал  прошение был принят в штат Томского губернского Управления по крестьянскому отделению. Затем приказом губернатора от 27 июня 1909 г. командирован в помощь крестьянскому начальнику 2 участка Змеиногорского уезда Томской губернии, затем приказом Управляющего губернией от 20 ноября 1910 г. был перемещен служить в этой же должности на 3 участок  в Бийском уезде.  Таким же приказом от 22 марта 1911 г. командирован в распоряжение крестьянского начальника  5 участка Барнаульского уезда и находился в этой должности до 28 апреля 1911 г. , пока по прошению не был уволен от должности с оставлением в штате Томского губернского Управления. За свою службу «по Крестьянскому отделению» получал денежное вознаграждение в размере 1500 руб. в год «из сумм Кабинета Его Императорского Величества». 17 сентября 1911 г. М.Б. Шатилов согласно своего    за переходом на службу по ведомству Министерства Юстиции, с 25 августа 1911 года.  Внук одного из декабристов. Отец служил сельским волостным писарем (по другим сведениям был крестьянином-учителем). Учился в Томском духовном училище, затем в Томской духовной семинарии. В 1904 г. поступил на юридический факультет Томского университета, одновременно слушал лекции по истории и литературе. В 1908 г. Шатилов участвовал в археологической экспедиции в Минусинском крае. В этом же году Юридическим обществом университета были изданы его труды по кустарным промыслам Томской губернии. Активная научная деятельность способствовала тому, что он был избран старостой студенческого Сибирского научного кружка. В 1909 г. Шатилов стал членом совета Томского общества изучения Сибири. Здесь он близко сошелся с Г.Н. Потаниным и А.В. Адриановым, проникся областническими настроениями. Уже в студенчестве Михаил Бонифатьевич публиковал свои материалы в разных газетах и журналах: “Сибирская жизнь”, “Путь народа”, “Ежемесячный журнал” и др. Неоднократно подвергается обыскам и арестам.

После окончания Томского университета (1910 г.) Шатилов два года служил помощником крестьянского начальника в Змеиногорском, Бийском и Барнаульском уездах Томской губернии. В 1911г. он был зачислен в сословие присяжных поверенных Омской судебной палаты и определен на должность при томском окружном суде. В эти годы Шатилов активно сотрудничал с томской газетой “Сибирская жизнь”. В 1914-1916 гг. Михаил Бонифатьевич издавал и редактировал журнал “Сибирский студент” в Томске, где, наряду с проблемами образования, поднимались вопросы будущего развития самостоятельной Сибири, работал в Обществе попечения о народном образовании.В 1917 г. эсер Шатилов был назначен помощником томского губернского комиссара Временного правительства, редактировал газету“Голос свободы”. 18 мая 1917 г. на первой сессии Томского Губернского Народного собрания был избран одним из членов Исполнительного комитета. Организовал особую комиссию по областному самоуправлению, внес предложение о созыве общесибирского съезда по вопросу о сибирской автономии.9 октября 1917 г. на проходящем в Томске Первом Сибирском областном съезде Шатилов был избран товарищем председателя. Он выступил с обширным докладом “Сибирь как составная единица Российской Федеративной Республики”, который содержал основные положения автономного областного устройства. Автономная Сибирь, управляемая Областной Думой, задумывалась как составная часть Российской республики. В ходе работы съезда Шатилов вошел в его Исполнительный комитет. В ноябре 1917 г. от коренного населения Горного Алтая Шатилов был избран членом Всероссийского Учредительного собрания. В декабре 1917 г. Шатилов стал членом президиума Чрезвычайного общесибирского областного съезда, заявившего о непризнании советской власти и ее декретов и необходимости созыва Сибирской Областной Думы. 

В январе 1918 г., когда все было готово к ее открытию, Шатилов вместе с другими членами Думы был арестован большевиками и заключен в красноярскую тюрьму. Находясь в заключении, был заочно избран товарищем председателя земской управы Горного Алтая. После освобождения из тюрьмы находился на нелегальном положении. В июне 1918 г., после мятежа чехословацкого корпуса и падения советской власти в Сибири, Шатилов вошел в состав Временного Сибирского правительства в качестве министра по туземным делам. В конфликте Сибирской областной думы и Временного Сибирского правительства занял сторону Думы. В ночь на 21 сентября 1918 г. он вместе с другими областниками был арестован. Был вынужден сложить с себя полномочия министра и вернуться в Томск. С декабря 1918 до конца 1919 г. Шатилов работал уполномоченным Сибирского союза земель и городов.

С приходом большевиков становится научным сотрудником на кафедре “Туземное право и быт” ФОНа - факультета общественных наук Томского университета. Дважды, в 1920 и в 1921 гг., подвергался арестам, но дело в суд не передавалось. После закрытия кафедры в 1922 г. ему было предложено возглавить открывающийся Томский краевой музей. В декабре 1923 г. бывшие томские эсеры провели конференцию, на которой произносили покаянные речи, осуждая свое прошлое. В газете “Красное знамя” появилось “Письмо в редакцию” М.Б. Шатилова: “Я в революционные годы потерпел тем большее поражение, пережил глубокие нравственные потрясения и пришел к разочарованию в политической деятельности (…). В настоящее время остаток своих сил и свои скромные знания считаю долгом отдать как социалист и сибиряк, на служение трудовому народу и дорогой мне Сибири на культурно-просветительном поприще в целях борьбы с надвигающейся реакцией, всяческим мракобесием и ради укрепления едва нарождающейся новой, светлой жизни-преддверия социализма”

1922-1933 гг. - директор Томского краевого музея. Шатилов проявил себя как замечательный ученый. В 1926 г. совершил четырехмесячную экспедицию на реку Вах, по итогам которой была написана книга “Ваховские остяки”. В 1927-1928 гг. Шатилов исследовал русское население Чулыма и Шегарки. Во время своих поездок собрал большие коллекции для Томского краевого музея. Заслугой Шатилова также является и его активное участие в создании в 1925 г. Общества изучения Томского края при Томском краевом музее (1925-1928 гг.). В апреле 1933 г. Шатилов был арестован ОГПУ и препровожден в Новосибирск. Ученый обвинялся в том, что “будучи членом краевой контрреволюционной организации, он по заданию центра создал в г. Томске контрреволюционную группу среди интеллигенции в составе 8 человек, т. е. в действиях, предусмотренных ст. 58-2-11 УК”. Под давлением следствия Шатилов был вынужден полностью признать свою вину. В августе 1933 г. постановлением коллегии ОГПУ он был осужден на 10 лет заключения в исправительно-трудовом лагере. Время и место смерти неизвестны.В 1959 г. был реабилитирован.

 

   ВЫПИСКА

  из метрической книги о рождении

  М.Б. Шатилова

     В метрической книге Томской епархии, Бийского округа, села Смоленского Одигитриевской церкви , за тысяча восемьсот восемьдесят второй ( 1882) год , в первой части о родившихся под № 80 счета зачится : Месяца мая 23 числа родился , а 28 дня этого же месяца крещен Михаил. Родители его: Города Тюмени мещане Бонифатий Семенов Шатилов и законная жена Глафира Ефимова, оба православного вероисповедания. Воспреемники – Земский заседатель 5 Участка коллежский регистратор Михаил Ефимов Логунов и г. Тюкалинска мещанская девица Ольга Бонифатьева Шатилова. Таинство крещения совершил священник Димитрий Смирнов с псаломщиком Филиппом Хитровым.

     Свидетельствуем, сентября 29 дня 1882 года , с приложением церковной печати села Смоленского Одигитриевской церкви:

Настоятель священник Димитрий Смиров.

Псаломщик                                                   Подпись

Исправ. должность псаломщика                  Подпись                            Иван Овчинкин

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1.Д. 334.Л. 19 и об. Рукопись. Печать церковного прихода  и гербовая марка.   Подлинник.

ДИПЛОМ

Об окончании М.Б. Шатиловым Томского университета

 Предъявитель сего Михаилъ Бонифатиевичъ Шатиловъ, сынъ мещанина, вероисповедания православнаго, в 1906—1908 годах держал полукурсовыя испытания на Юридическомъ Факультете. Томскаго Университета и оказалъ следующие успехи: по истории римскаго права, весьма удовлетворительные, по энциклопедии права весьма удовлетворительные, по истории русскаго права удовлетворительные, по системе римскаго права удовлетворительные, по государственному праву весьма удовлетворительные, по церковному праву весьма удовлетворительные, по гражданскому праву весьма удовлетворительные, по полицейскому праву весьма удовлетворительные, по уголовному праву весьма удовлетворительные, по политической экономии и  статистики  весьма удовлетворительные и по финансовому праву весьма удовлетворительные. Затемъ, по зачете определеннаго уставомъ числа полугодий на означенномъ Факультете, г. Шатиловъ подвергался испытанию въ Юридической Испытательной Комиссии при императорскомъ Томскомъ Университете 1908- 9 академическаго года и оказал следующие успехи: по истории философии права удовлетворительные, по гражданскому процессу весьма удовлетворительные, по уголовному процессу весьма удовлетворительные, по торговому праву и процессу весьма удовлетворительные, по международному праву весьма удовлетворительные.

Посему и на основании ст. 81 Общаго устава Императорский Российскихъ Университетов 23 августа 1884 г., г. Шатиловъ въ заседании Юридической Испытательной Комиссии 8 мая 1909 года удостоенъ диплома второй степени со всеми правами и преимуществами, поименованными въ ст. 92 Устава и въ п. V высочайше утвержденнаго въ 23 день августа 1884 г. мнения Государственнаго Совета.

Въ удостоверение сего и дан сей дипломъ г. Шатилову за надлежащею подписью и съ приложениемъ печати Управления Западно-Сибирскаго учебнаго округа. г. Томскъ. июля 7 дня 1909 года.

 

Попечитель Западно-Сибирскаго учебного округа,

Тайный Coветник                                                                       Подпись                                      Лаврентьев

Председатель Юридической Испытательной Коммиссии, Деканъ Юридическаго Факультета и и. д. Ординарного Профессора Императорского Томского Университета                    Подпись

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 18. Подлинник.

 ПРОШЕНИЕ

М.Б. Шатилова  Томскому губернатору о зачислении на службу кандидатом на должность  Крестьянского начальника.

 

   Окончивши Юридический Факультет Императорского Томского Университета  и желая служить по крестьянским  учреждениям Томской губернии, имею честь  покорнейше просить Вас, Ваше Превосходительство, определить меня кандидатом на должность крестьянского начальника.

При сем прилагаю временное удостоверение о моем образовательном цензе, выданное Канцелярией Попечителя Западно- Сибирского учебного округа. Местожительство имею в городе Томске  Кондратевская улица, дом Сидорова № 37 квартира № 4. Родители мои живут в селе Маслянинском Николаевской волости Барнаульского уезда.

О последовавшем распоряжении прошу уведомить по нижеследующему адресу: Почтовое отделение «Маслянино» Барнаульского уезда  Николаевское  Волостное Правление.

 

27 мая  1909 г.

    Окончивший Юридический Факультет Императорского  Томского Университета  Шатилов

Резолюция на прошении : «Собрать сведения об его политич. благонадежности».

 

ГАТО. Ф.  Л. 5. Рукопись. Подлинник.

ОТНОШЕНИЕ

Крестьянского отделения Томского губернского Управления во II Отделение губернского Управления о необходимости сообщитиь сведения о нравственных качествах и политической благонадежности  М.Б. Шатилова.

 

22 июня 1909 г. г. Томск. Исх. № 5429.

 

  Окончивший курс по юридическому факультету  ИМПЕРАТОРСКОГО Томского Университета Михаил Бонифатьевич Шатилов , проживающий в г. Томске , по Кондратьевской улице, в доме № 37, воозбудил ходатайство о предоставлении должности кандидата на кр. начальника.   

 Вселедствие этого Крестьянское Отделение просит II Отделение собрать и сообщить сведения о нравственных качествах и политической благонадежности названного Шатилова.

 

Непременный Член                                                 Подпись

И.д. Делопроизводителя                                         Подпись

ГАТО. Ф. Л. 10. Машинопись на бланке. Подлинник.

 

СПРАВКА

О политической благонадежности М.Б. Шатилова

 Справка: Михаил Бонифатьевич Шатилов за участие на сходке 20 октября 1907 г. в здании Томского Полититехнического Института , по постановлению от 31 октября 1907 г. за № 7003 подвергнут в административном порядке штрафу в размере  пяти рублей.

Верно: вр. и. Делопроизводителя                                 Подпись

 

ГАТО. Ф. Л. Рукопись. Копия.

 

 

ПРОШЕНИЕ

М.Б. Шатилова Председателю Томского окружного суда  о приеме на службу в Томский окружной суд.

 

Окончивши Юридический факультет Томского Университета в 1909 году, я до настоящего времени служил по Министерству Внутренних Дел , будучи коомандирован в помощь к участковому Крестьянскому Начальнику на правах исполняющего обязанности Крестьянского Начальника. Оставляя в данный момент  указанную службу, имею честь просить Ващше Превосходительство определить меня  кандидатом на судебные должности при Томском Окружном Суде. Документы мои находятся в Томском Губернском Управлении. О последующем прошу уведомить меня по следующему адресу: гор. Змеиногорск Томской губернии.

 

Окончивший Юридический факультет  Томского Университета        Шатилов.

24 мая 1911 г.

Резолюция на прошении : «Запросить  г. Губернатора, не имеется ли препятствий. 26.V.»

Надпись: «Исполнено. 20 июля 1911 г. № 2032»

 

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 1. Рукопись. Гербовая марка. Подлинник.

ОТНОШЕНИЕ

Исполняющего должность губернатора Председателю Томского окружного суда относительно ходатайства Шатилова о приеме на службу в штат Томского окружного суда.

 

28 июля 1911 г. г. Томск.  № 10534.  Секретно.

 

Вследствие отношений , от 28 мая и 20 июля текущего года за № 1579 и 2032, имею честь уведомить Ваше Сиятельство, 1/ что к зачислению упомянутого в этих отношениях Ш а т и л о в а  младшим кандидатом  на должжности по Судебному  ведомству , с моей стороны, препятствий не встречается; 2/ что личные документы названного Ш а т и л о в а не могут быть препровождены, в виду того, что они представлены , 26 января 1911 года за № 615, в Собственную ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО  ВЕЛИЧЕСТВА Канцелярию по Инспекторскому Отделу при ходатайстве о производстве его, Ш а т и л о в а, в классный чин.

Приложение: копия формулярного о службе Ш а т и л о в а  списка.

 

За Губернатора, Управляющий Казенною Палатою             Подпись             ( Маршанг)

Старший Советник                                                                    Подпись

Вр. И.об. Делопроизводителя                                                   Подпись

Резолюция на документе : « неразборчиво)

 

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 7. Машинопись на бланке. Подлинник.

 ОТНОШЕНИЕ

Старшего председателя Омской судебной Палаты  Председателю Томского Окружного суда  о назначении М.Б. Шатилова на должность по судебному ведомству при Томском суде.

 

31 августа 1911 г. г. Омск.

 

   Приказом моим от 25 августа с.г. за № 83 состоящий в штате Томского Губернского Управления  окончивший курс юридического факультета Томского Университета  Михаил Бонифатьевич Ш а т и л о в , по соглашению с Прокурором Палаты, о п р е д е л е н  младшим кандидатом на должности по судебному ведомству при Томском Окружном Суде с того же числа.

   Об этом, с возвращением прошения г. Шатилова, копии формуляра.

 

Резолюция на документе: «… губернатора о назначении Шатилова мл. канд. по окр. суду.»

Надпись: «Исполнено в сентябре 1911 г.  № 2317».

 

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 12. Машинопись на бланке. Подлинник.

  

ОТНОШЕНИЕ

Томского губернатора Председателю Томского окружного суда  об отчислении  М.Б. Шатилова из штата Томского губернского управления

 

20 сентября 1911 г. г. № 6418. г.Томск.

 

Приказом моим , от 17 сентября текущего года за № 203 , состоящий в штате Томского Губернского Управления неимеющий  чина Михаил Ш а т и л о в отчислен , за переходом на службу по ведомству Министерства Юстиции, с 25 августа 1911 года.

Об этом имею честь уведомить Ваше Сиятельство , вследствие отношения , от 6-го текущего сентября за № 2317.

Губернатор                                                                    Подпись

Старший Советник                                                                    Подпись

Вр. И.об. Делопроизводителя                                                   Подпись

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 14. Машинопись на бланке. Подлинник.

ОТНОШЕНИЕ

Старшего председателя Омской судебной Палаты  Председателю Томского Окружного суда  об исключении  М.Б. Шатилова изсписка кандидатов  по судебному ведомству при Томском суде.

23 сентября 1911 г. № 1187. г. Омск.

 

Приказом моим от 21 сего сентября за № 99младший кандидат на должности по судебному ведомству  при Томском Окружном  Суде  Михаил Бонифатьевич Ш а т и л о в , вследствие ходатайства его, исключен из списка кандидатов.Об этом имею честь уведомить Ваше Сиятельство.

 

И.д. Старшего Председаьтеля                                                    Подпись.

Надпись : «Об исключении М.Б. Шатилова из списков кандидатов выдано ему удостоверение 3 октября 1911 г. за № 2476».

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 14. Машинопись на бланке. Подлинник.

 

ОТНОШЕНИЕ

Томского вице-губернатора Председателю Томского окружного суда  об утверждении М.Б. Шатилова в чине  губернского секретаря.

 

18 ноября 1911 г. № 8205.

 

ВЫСОЧАЙШИМ приказом по гражданскому ведомству , от 18 октября 1911 г. за № 76, состоявший в штате Томского Губернского Управления , а ныне младший  кандидат на должности по судебному ведомству при Томском  Окружном  Суде , неимеющий чина Михаил Ш а т и л о в , по диплому 2-й ст. ИМПЕРАТОРСКОГО  Томского Университета , утвержден в чине Губернского Секретаря , со старшинством  с 27 июня 1909 года.

Об этом имею честь уведомить ваше С и я т ел ь с т в о , вследствие отношения, от 6 сентября т.г. за № 2317.

 

И.д. Губернатора, Вице- Губернатор                                                      Подпись

Старший Советник                                                                    Подпись

Вр. И.об. Делопроизводителя                                                   Подпись

Резолюцияна документе : «Отметить в формулярном списке  г. Шатилова . 22.XI.»                Подпись

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 9. Машинопись на бланке. Подлинник.

 ПРОШЕНИЕ

Помощника присяжного поверенного М.Б. Шатилова  на имя Председателя Томского окружного суда о выдаче выписки из его формулярного списка .

 

12 мая 1914 г.

 

В 1911 году я некоторое время числился младшим кандидатом на судебные должности  при Томском Окружном Суде.

Настоящим прошу Вас, Ваше Превосходительство, выдать мне выписку из формулярного списка моего для представления в Томское Полицейское Управление на предмет получения мною паспортной книжки.

 

Пом. Прис. Пов.        М. Шатилов     

Резолюция на документе : «Выдать. 12. V.»        Подпись

Надпись : «исполнено 12 мая 1914 г. № 1104».

    

ГАТО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 334. Л. 21. Рукопись. Подлинник.

 ПРОШЕНИЕ

М.Б. Шатилова Председателю Томского губернского Управления выдать аттестат о службе

 

14 апреля 1914 г. г. Томск, ул. Белинского № 18.

 

По окончании курса по юридическому факультету  Томского Университета , я в июне месяце 1909 года был зачислен на государственую службу по министерству внутренних дел в качестве исп. Обяз.Крестьянского начальника 2 уч.  Змеиногорского уезда Томской губ. В мае месяце 1911 г. государственную службу по означенному министерству я оставил и зачислился в корпорацию помощников присяжных поверенных округа Омской судебной Палаты, где числюсь и по настоящее время.

  При поступлении на государственную службу мною были представлены  Господину Томскому Губернатору  документы: аттестат об окончании мною Томской Духовной Семинарии, диплом об окончании юридического факультета Томского Университета и метрическое свидетельство.  Документы эти и в данное время находятся в Томском губернском Управлении.

   Настоящим прошу Вас, Ваше Превосходительство, выдать мне установленный законом аттестат о службе .

 

Пом. Прис. Пов. М. Шатилов.

ГАТО. Ф. Л. 18.

Михаил Бонифатьевич Шатилов (материалы к биографии): [с публ. док.] // Труды Томского областного краеведческого музея: [Сборник статей].- Томск. - 2004 .- Т. 13 .- С.8-17:факс. 

 

 

 

Из статьи В.А. Ханевича Политические репрессии в судьбах сотрудников Томского краеведческого музея // Труды Томского областного краеведческого музея: [Сборник статей].- Томск. - 2002 .- Т. 11 .

 

М.Б. ШАТИЛОВ 

 

       В числе первых сотрудников Томского краевого Музея, попавшего  в жернова  репрессивной машины новой власти, оказался Шатилов Михаил Бонифатьевич, создатель и один из  первых директоров  музея,  заведующий его культурно-исторического отдела.1        

    Следует отметить, что еще до того момента,  как в 1922 году ему поручили возглавить в Томске вновь создаваемое культурное учреждение, он уже был дважды арестован органами ЧК: в 1920 и 1921 годах. В третий раз был арестован в 1931 году в связи с процессом по делу Всесоюзного бюро меньшевиков.

     Столь живой  интерес карательных органов  советской власти к личности М.Б. Шатилова в те годы был закономерен. Они не могли не держать в поле своего зрения этого человека, известного политического и общественного деятеля Сибири до прихода к власти большевиков: бывший  деятель сибирских областников, один из активных  участников состоявшегося  7-15 декабря 1917 года  Второго чрезвычайного общесибирского съезда и член избранного на съезде Временного Сибирского областного совета. Наконец, бывший министр "туземных дел" Временного Сибирского правительства в конце 1918 года. 2

  Публично отказавшись от своих былых идеалов и от всякой " политической активности" М.Б. Шатилов, оказавшись у истоков создания в Томске нового культурного и научного учреждения, всю свою нерастраченную энергию и силы отдает созданию Краевого музея, исследовательской и научной работе. Организованные и предпринятые в 20-е годы им несколько этнографических экспедиций на север томской земли: и к хантам (остякам), и для изучения быта русского коренного населения, дали ценный материал, не потерявший своего научного значения до сего дня. Однако ни самоотверженная работа, ни публичное отречение от былых политических идеалов не давали ему  спокойно себя чувствовать.

     В четвертый раз М.Б. Шатилова арестовали в начале апреля 1933 года (точная дата ареста в деле не указана) и спецконвоем препроводили в г. Новосибирск в распоряжение СПО ПП ОГПУ по Западно-Сибирскому краю. Арест Шатилова произвел  практикант Томского оперсектора ОГПУ  Плотников  по телеграфному  распоряжению из г. Новосибирска от 31 марта 1933 года.3

     3 апреля 1933 года этот томский начинающий чекист  сочинил постановление на арест М.Б. Шатилова, а затем его арестовал. Возможно и наоборот: сначала арестовал, а потом составил требуемые бумаги. Дело в том, что в этом  документе отсутствует немаловажная деталь - согласующая подпись начальника СПО Томского ОГПУ Журавлева, что может свидетельствовать либо о срочности телеграфного распоряжения об аресте Шатилова, либо об отсутствии  в это время  на рабочем месте непосредственного начальника томского чекиста Плотникова.     

    В описи документов, изъятых при аресте Шатилова, помечено 27 пунктов. Среди изъятых документов, книг и газет указаны подшивки газеты " Сибирский вестник", " Заря", " Омский вестник" г. Омска,  " Дело Сибири", "Голос народа" г. Томска. Из других газет перечислены  3 экземпляра газеты "Путь Сибири" г. Акмолинска и 2 экземпляра газеты " Народная Сибирь" г. Ново - Николаевска, 8 штук " сезонных газет". Из  книг перечислены такие издания как

 " Международный парламент" А. Михайловского, " От идеалов к действительности" К.В. Дубровского,  " Памяти Н.К. Михайловскому", " Чернышевский в Сибири", " История коммуны 1871 г.". В качестве конфискованных оказались также папка с материалами "Общества по изучению Сибири". В количестве 20 штук  постановления  Временного сибирского правительства,  6 штук стенографических отчетов Сибирской областной Думы, 4 экземпляра "Известий Сибирского областного совета", 15 листов "разной бумаги и переписки", 1 блокнот...

     В архивно-следственном деле № 593376 тома  № 17 по делу М.Б. Шатилова всего 22 листа из 550. Это протоколы  его четырех допросов (от 10 , 21, 26 апреля и 12 мая 1933 года). Последний протокол допроса об окончании следствия. Допрашивал Шатилова  оперуполномоченный 4 отделения  Секретно-политического отдела (СПО)  ОГПУ по Западно-Сибирскому краю Погодаев.

     Из анкеты арестованного, заполненной карандашом  и без указания даты, указано, что   Михаил Бонифатьевич Шатилов родился 23 мая 1882 года в селе Смоленское Западно-Сибирского края.4  По своему социальному  происхождению - сын крестьянина- учителя, беспартийный, имеющий высшее юридическое образование (окончил Томский университет), в царской, белой и других армиях не служил, не имевший имущества

( недвижимого) как до 1917 года, так и после. На момент ареста проживал в г. Томске, служил директором местного краеведческого музея, по профессии научный работник рабпроса, член СНР (союза научных работников). В пункте № 15 о политическом прошлом отмечено, что состоял в 1917-1918гг. в партии эсеров. В разделе о том, состоял ли ранее арестованный под судом или следствием, стоит отрицательный ответ. В пункте о состоянии здоровья указано, что оно " очень слабое". В последнем пункте анкеты о составе семьи М.Б. Шатилова указано, что его жена, Шатилова (Ольга Александровна) , 40 лет - химик в школе г. Томска,  сын Игорь, 17 лет - студент, дочь Галина, 12 лет - учится.

   Как уже указывалось, в архивно-следственном деле по делу М.Б. Шатилова хранятся всего четыре протокола его допроса. Трудно сказать, сколько всего на самом деле его допрашивали,  и какие методы воздействия использовал в отношении Шатилова  оперуполномоченный Погодаев, ибо уже в материалах первого допроса М.Б. Шатилова от 10 апреля 1933 года можно увидеть, как искусно перемешалась здесь правда с вымыслом. Так, вначале допроса указываются данные из биографии, вроде бы соответствующие действительности или даже в чем - то дополняющие заполненную ранее анкету арестованного. Например, арестованный уточняет, что жил в Томске по Нечевскому переулку в доме № 22 кв. 2.,  кроме юридического факультета Томского университета  окончил также еще и историко-филологический факультет.5

   Членом партии эсеров состоял с февраля месяца1917 г. по 1924 год и был представителем этой партии в составе Временного революционного комитета г. Томска. До последнего ареста судим не был, но арестовывался органами ВЧК - ОГПУ в 1920, 1921 и 1931 годах. В разделе допроса "о службе у белых" подтвердил, что был в 1918 году министром Туземных дел в составе Сибирского временного правительства. Ну а дальше в своих показаниях " по существу дела" М.Б. Шатилов дает невероятные и губительные для себя и других признательные показания о том, что является членом контрреволюционной  белогвардейской повстанческой организации, поставившей перед собой задачу свержения советской власти и установления буржуазной демократической республики. И далее он указывает, что в состав названной организации он был завербован членом руководящего центра организации Г.И. Черемных в конце 1928 или начале 1929 года. Дает показания о том, что якобы в организации был  руководителем Томской периферийной организации, которая была создана им  в томском филиале Общества изучения Сибири и её производительных сил. Признается в том, что в состав этой организации в разное время  лично им были завербованы И.М. Мягков, географ университета А.К.Иванов, Хахлов и ряд других лиц, более подробные сведения, о которых он даст дополнительно.

   Другой протокол допроса от 21 апреля начинается со следующей фразы: " Желая быть искренним до конца, о своей работе в контрреволюционной организации показываю следующее...". И далее называет имена, фамилии, связи, т.е. то, что могло служить прямым действием органов для дальнейших арестов названных людей.

    Так, он дает показания о том, что во второй половине 1930 года и первой половине 1931 года им лично была установлена связь с " вполне сформировавшимися к тому времени"  группами Томской профессуры, которые  впоследствии якобы явились ячейками Томской периферийной контрреволюционной организации. А дальше идет перечисление этих групп: "1. Группа профессора Усова, в состав которой входили профессора Мостович,   Шевяков, Пономарев, Тихонов, Стрельников  и бывшая княгиня Урусова. 2. Группа профессора Гутовского, в состав которой входили профессора Карташов, Крячков, Бутаков, Иогансен и бывший библиотекарь Т.И. Покровский. 3. "Группа профессоров Ефимова и Никольского"  в составе профессора А.П. Бельковского, родственника Ефимова, административно-ссыльного Мейтуф, научного работника Романова, ассистентов Ефимова и  В.В. Цубербиллера".

    Далее Шатилов в своих показаниях указывает на то, что им через проф. В.В.Ревердатто была установлена связь с группой профессора Ф.Н.Ульященко, в состав которой входили инженер Севастьянов и еще два-три человека, чьи фамилии ему неизвестны. Заканчивает свои признательные показания он тем, что признается в руководстве якобы созданного в 1932 году центра  контрреволюционной организации, которым вместе с ним  руководили также профессора В.В. Ревердатто, М.А.Усов. Н.В.Гутовский, А.М. Никольский, Ф.Н Ульященко и некоторые другие лица. Можно было бы, конечно, вообще не обращать внимания на изложенный  выше бред сумасшедшего. Однако эта заведомая ложь написана рукой Шатилова.

       Думается, что М.Б. Шатилов понимал последствия таких признательных показаний в отношении известных ему людей и себя, но вот почему он так поступил, очевидно, уже навсегда останется тайной. Мы сейчас достаточно хорошо осведомлены о приемах воздействия следователей ОГПУ- НКВД на подследственных и поэтому не будем столь категоричны в оценке признательных показаний следователю  арестованного Шатилова. Удивительно то, что, несмотря на сделанные вышеприведенные показания Шатилова, многие из перечисленных им  профессоров никогда не арестовывались органами ОГПУ - НКВД, а те, кто все же не избежал ареста (проф. В.В. Ревердатто, проф. В.Я. Мостович), были арестованы значительно позднее Шатилова и без всякой связи с его показаниями.

     Что же касается  показаний М.Б. Шатилова о сущности программы его организации, то тут проскальзывают отрывки, которые не могли не быть, учитывая его эсеровское и областническое прошлое, частью его бывших политических устремлений, с которыми он, судя по всему, вопреки покаянному заявлению так и не расстался: " Новое государство должно строиться по принципу областей и их самостоятельного экономического и политического развития...

   Рабочий класс не должен пользоваться особыми преимуществами перед крестьянством или какими-либо другими слоями населения, как это имеет место при соввласти...

    Крестьянство должно перевоспитываться в духе восприятия идей социализма, причем  в этих целях допускается организация крестьянских союзов на основе руководства ими со стороны социалистических групп и объединений...

   Коммунистическая партия объявляется распущенной, а в случае попытки её к активной работе против нового государства в отношении её должны быть приняты жесткие репрессии...

    Промышленность (крупная) остается в ведении государства. Вся мелкая промышленность возвращается прежним её владельцам. Железнодорожный транспорт остается в руках государства. Водный, за исключением морского, возвращается владельцам, за (исключением) известное вознаграждение сдается арендаторам...

    Развернутое большевиками крупное промышленное строительство сокращается до пределов возможных к легкому его освоению... "

   Шатилов признал свою вину полностью, 12 мая подписал протокол об окончании следствия, добавив, что полностью подтверждает все ранее данные показания, больше ничего заявить не может и только просит при рассмотрении дела  учесть его полное раскаяние и желание работать дальше. А также учесть его социальное происхождение - сын крестьянина, сельского учителя.

    В обвинительном заключении по делу, подписанному 13 мая 1933 года и состоящему из 228 листов текста,  Шатилову  отведено не так много места: кроме него по данному делу как участников  белогвардейского заговора в Сибири было арестовано, как указано в следственных материалах,  1759 человек. Из них: "бывших колчаковских министров -2, генералов -3, офицеров - 383, казачьих атаманов и урядников- 36, попов - 110, бывших красных партизан - 381".

   Главная роль идейно - политического руководителя антисоветского  заговора в Западной Сибири была отведена чекистами В.Г. Болдыреву, бывшему генерал- лейтенанту, бывшему главнокомандующему  Директорией. За свои прошлые грехи перед новой советской властью он был прощен, трудился в Сибирской плановой комиссии, жил в Новосибирске и вот... пригодился.

     Говоря о результатах данного процесса, отметим, что его завершение было результативно. Решением судебной коллегии ОГПУ от 5 августа 1933 года 1057 человек  были осуждены: 219 человек  было приговорено к расстрелу, 92 человека приговорены  к 10 годам  заключения, 250 человек - к 5 годам лагерей, 72 человека - к 3 годам заключения, 14 человек отправлено в ссылку.  64 человека подвергнуты наказанию  условно. 

     Из всех арестованных и проходивших по данному делу  М.Б. Шатилов был причислен к группе томичей в 9 человек, обвиняемых  как  организаторов контрреволюционных белогвардейских  ячеек, чья якобы преступная деятельность проходила на территории Томской области.

     К данной  группе кроме  М.Б. Шатилова  были приписаны  преподаватель Томского педагогического института С.И. Петров, топограф П.Ф. Ерохин, художник Дома Красной Армии М.Н. Пепеляев, технорук Н.Е. Шмонин, регистратор Томского горкомхоза Соколов, мастер механического цеха  А.И. Попов, преподаватель топографии в техникуме Я.И. Гребинский и преподаватель математики на рабфаке Томского мединститута Л.П. Васильев. Из них С.И. Петров и П.Ф.Ерохин были приговорены к расстрелу, а остальные, в том числе и М.Б. Шатилов, приговорены к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет.

     Дальнейшая судьба М.Б. Шатилова неизвестна. Учитывая указанное в анкете при его аресте состояние здоровья как " очень слабое" и дальнейшее ужесточение режима репрессий в 1934 году после убийства С.М. Кирова и массовые расстрелы в лагерях во время Большого террора 1937-38 годов, вряд ли он долго находился в роли простого советского заключенного. Умер от истощения и непосильной работы или был расстрелян в лагере " при попытке к бегству"- не столь большая разница в общем итоге жизни... Затерялись следы и его семьи. Известно, что семья М.Б. Шатилова вскоре после ареста главы семьи вынуждена, была покинуть Томск, так как его жена не имела возможности найти работу даже уборщицей, изгнанная с позором с прежнего места работы.

      Реабилитация людей, осужденный по данному сфабрикованному в 1933 году делу началась в 1956 году с заявления некоего Андросова, проходившего по нему в качестве обвиняемого и невероятным образом выжившего после долгих лет пребывания в советских лагерях. Заметим, это было в данном деле единственное заявление с просьбой о пересмотре дела почти из полторы тысячи осужденных. Одни уже ничего не могли написать, другие, если остались в живых, боялись ворошить прошлое и требовать восстановления справедливости.  В своей жалобе Андросов просил пересмотреть его дело, заявляя, что как раньше, так и сейчас не считал и не считает себя виновным в принадлежности к повстанческой организации и совершению контрреволюционных преступлений. В ходе проверки его заявления было установлено, что из 225 человек осужденных  по указанному делу 44 человека так и не признали на следствии свою вину, что дало основание продолжить проверку поданной жалобы. В мае 1957 года следственные материалы  на группу проходивших по данному процессу  томичей в количестве 9 человек были выделены в отдельное производство и направлены в УКГБ  по Томской области для дальнейшей проверки. Их проверкой занимался капитан УКГБ  по Томской области А.А. Спраговский.

      Внимательно и скрупулезно  изучив архивные материалы на М.Б. Шатилова,  он пришел к выводу, что данное дело было сфабриковано.  9 апреля 1959 года Спраговский  подписал  заключение о необходимости реабилитации М.Б. Шатилова и его томских

 " однодельцев". 23 июня 1959 года определением Военного Трибунала Сиб ВО  М.Б. Шатилов и его невольные соучастники по процессу 1933 года  были реабилитированы.

 

Юбилей большого террора. В музее политических репрессий новая выставка

версия для печати


18.05.2007 16:05
Кристина Лосева, Ирина Сороковикова

В Томске сегодня вспоминали погибших во время репрессий 37-го года. Их памяти в музее политических репрессий посвятили новую выставку. Это портрет томского этногрофа и политического деятеля Михаила Шатилова.

Именно в этом подвале сидел во время ареста в 33-м году политзаключенный томич Михаил Шатилов. Сегодня здесь разместили посвященную ему выставку. В этом году исполняется 70 лет, как его расстреляли в 37-м. Видный политический деятель и этнограф известен как первый директор и основатель томского краеведческого музея. Но последние годы жизни он провел в лагерях Кузбасса и на Соловках.
Василий Ханевич: «Мы видим интерес к этой тематике уже правнуков тех репрессированных, им это не безразлично. Это вообще нормально, что им потомкам не безразлична судьба предшественников. Это говорит о том, что наше общество возрождается, начинает понимать, что мы должны знать свои корни».
Для выставки собрали документы, фотографии и коллекцию археологических находок Михаила Шатилова. Его судьба похожа на судьбы десятков тысяч репрессированных в советские времена. Свой отпечаток та эпоха оставила на судьбе многих. Алексей Нестеренко оказался в ГУЛАГ после отечественной войны. За то, что попал в плен в 43-м.
Алексей Нестеренко: «Я когда освободился, меня не пустили в Ставрополь - только в среднюю Азию. И там я все равно был бывший. Чуть что какой скандал, - а, ты же бывший, ты, значит, хочешь опять».
На выставку сегодня пришли и те, чьи родственники погибли в 30-40-х годов. Экспозиция посвящена 70-летию большого террора. В музее политических репрессий она продлится два месяца.
Сегодня в рамках конференции Шатиловские-чтения на площади рядом с Камнем скорби организовали концерт. Его посвятили международному дню музейного работника и нескольким датам, 85-летию областного краеведческого музея. 125-летию со дня рождения Шатилова.
Концерт реквием открыл Алексей Зимаков. Виртуозный гитарист, лауреат многих конкурсов и фестивалей. Он сыграл несколько драматических музыкальных композиций. Это совместный проект Чеховских пятниц и томских творческих союзов. С крыльца музея политических репрессий звучала авторская песня разных поколений и стихи томских поэтов.

В.Ханевич. Шатиловские чтения 2007 г.

У вас есть информация о данном человеке?

Пришлите нам ваши материалы в любом цифровом формате
(ограничение на размер файла 10Мб, не более 10 файлов)