Гейман –Тухачевская
Ольга Николаевна

(1903-1995)

Жительница Москвы, сестра маршала М.Н. Тухачевского; Трижды арестовывалась  как член семьи изменника Родины: в 1937, 1948 и 1952 годы. Срок заключения  (8 лет) отбывала  в Томском лагере для ЧСИР, в лагере на ст. Яя Кемеровской области, ссылку  в районах Крайнего Севера на Колыме. В 1956 г. из ссылки освобождена. 

 

Все началось с ареста брата, знаменитого маршала  Тухачевский Михаил Николаевич (1893) и его жены Тухачевская Нина Евгеньевна (1900). Затем братьев, сестер и других родственников: брата Тухачевский Николай Николаевич (1889) и его жена Тухачевская Мария Викентьевна (1905); брата Тухачевский Александр Николаевич (1895) и его жены Тухачевская Зинаида Федоровна (1900); сестры Арватова-Тухачевская Елизавета Николаевна (1906) и её мужа Арватов Юрий Игнатьевич (1898); сестры Тухачевская-Владимирова Мария Николаевна (1907), её мужа Фадеев Николай Никифорович (1998) и её бывшего мужа Владимиров Максим Андреевич (1891); сестры Тухачевская Софья Николаевна (1903); матери Тухачевская Мавра Петровна (1869); племянниц Тухачевская Светлана Михайловна (1922); Владимирова Марианна Максимовна (1926); мужа Гейман Лев Михайлович (1897).

Первый раз её арестовали 19 октября 1937 году. В вину  ставилось традиционное : "...недоносительство органам советской власти об известной ей антисоветской деятельности брата Тухачевского...".  

Сначала  отбывала наказание в Томском лагере для ЧСИР, затем в Сиблаге МВД СССР в Кемеровской области. В 1945 г. её освободили, а 2 июля 1948 г. арестовали вторично как члена семьи врага народа. 23 августа 1948 г. была определена по ст. 7-35 УК РСФСР (социально-опасный элемент) в ссылку сроком на 5 лет с отбыванием наказания в районах Крайнего Севера.

На Колыму  доставили пароходом "Советская Латвия" 28 июня 1949 г., 6 июля этапировали в Западное ГПУ, определили в леспромхоз, затем работала на агробазе, а потом швеей в промкомбинат поселка Нексикан. Срок ссылки у неё заканчивался 2 июля 1953 г. Однако за полгода до окончания наказания - 26 ноября 1952 г. - Особое Совещание вновь осудило ее на 10 лет ссылки в районах Крайнего Севера. Лишь 18 апреля 1956 г. Ольга Николаевна была освобождена от ссылки. И в этот же день " из-за отсутствия состава преступления" были отменены постановления Особого Совещания от 1937., 1948 и 1952 годов. В 1954 г. уехала в Москву, а в 1957 г. была полностью реабилитирована. Умерла в 1995 году.

Из протокола допроса 1937 года:

«Вопрос. С кем из антисоветских связей вашего брата Михаила были знакомы лично вы?

Ответ. На квартире брата Михаила я встречала один раз Корка и Якира, один раз видела Уборевича в г. Тамбове.

Вопрос. Какую материальную помощь оказывал вам брат Михаил?

Ответ, несколько раз он давал мне путевки в санаторий, иногда я пользовалась автомашиной»86.

Из Обвинительного заключения:

«…Предварительным следствием по настоящему делу установлено:

Гейман–Тухачевская Ольга Николаевна до последних дней имела близкую личную связь со своим братом Михаилом и получала от последнего различную материальную помощь. Будучи допрошена, обвиняемая Гейман–Тухачевская 0. Н., признавая свою связь с участниками военно–фашистского заговора Тухачевским Михаилом, Якиром, Корком и Уборевичем отрицает наличие осведомленности об их антисоветской деятельности ».

Из протокола допроса в 1948 году:

Допрос начат в 0 час. 30 мин., окончен в 1 час 05 мин.

«Действительно являюсь родственницей изменника Родины, врага народа Тухачевского. Моя с ним родственная связь заключается в том, что враг народа Тухачевский является моим родным братом».

Из Постановления о предъявлении обвинения:

Гейман–Тухачевская О. Н.

«…достаточно изобличается в том, что является родной сестрой врага народа Тухачевского М. Н. и поддерживала с ним связь»91.

Из заявления О.Н. Гейман –Тухачевской от 1953 года на имя министра МВД СССР Берия: 

…. в 1937 г. была арестована в г. Москве и осуждена Особым совещанием на 8 л. Испр. Труд. Лагерей за брата Тухачевского М. Н. как член семьи изменника Родины и освобождена в 1945 г. В 1948 г. я была вторично арестована и осуждена Особым совещанием опять. За ту же родственную связь на 5 лет ссылки на Колыму, где проживаю в настоящее время. 29.1.53 г. я была вызвана в спецкомендатуру, где мне предложили расписаться на продление высылки на 10 лет со дня объявления. До сего времени я не знаю, в чем меня обвиняли и за что я получила еще дополнительные 10 лет. Мои сестры вместе со мной сюда прибывшие, которые также получили высылку на основании родственной связи за брата, — сейчас по амнистии освобождены. Отбывая срок в лагере, я годы считалась ударницей и была неоднократно премирована. После отбытия лагеря я также добросовестно относилась к своей работе и была всегда стахановкой. Я 1903 г. рождения, у меня порок сердца и общее плохое состояние здоровья. Я за всю свою жизнь никогда не совершала никакого преступления перед своей Родиной и должна нести наказание в общей сложности 23 года. Неужели недостаточно того, что я отбыла все 13 лет только за родственную связь? Очень прошу Вашего содействия в пересмотре моего незаслуженного наказания. Гейман –Тухачевская. 24.5.53».

Сталин уже умер, система еще работала в прежнем режиме.

Москва, 1953 года, августа 6 дня.

«Полагали бы: Заявление Гейман–Тухачевской оставить без удовлетворения»…

Из воспоминаний В. Бронштейна (внука Л.Д. Троцкого):

 ....Здесь в Нексикане, весной 1950 года, у меня произошла встреча с сёстрами маршала Тухачевского - Марией и Ольгой, которые были в заключении где-то в Казахстане, а потом сосланы на Колыму. Проживали они на базе подсобного хозяйства, находившегося в трёх километрах от конторы РайГРУ. Как-то утром я шёл на работу и при входе в контору у двери заметил, двух уже немолодых женщин. Они остановили меня, спросив, не смогу ли я указать, где находится Валерий Бронштейн. Узнав, что это я, они очень обрадовались, и стали вспоминать, как катали меня в коляске и нянчили, когда я был маленьким. Потом поинтересовались судьбой моих родителей. Однако их лиц я конечно уже не помнил и поэтому их расспросы встретил настороженно. Но все же, наконец, разговорился и рассказал все, что знал не только о судьбе родителей, но и их общих знакомых. Как выяснилось, они совершенно случайно узнали, что здесь находится внук Троцкого, и почему-то сразу решили, что кроме меня здесь никто не может быть. Работали они в подсобном хозяйстве, хотя и были из дворян, сажали капусту, доили коров, вышли замуж за простых людей, тоже бывших заключённых, которые служили там же конюхами. После освобождения вернулись в Москву, но своих мужей с собой не взяли. Проживали все вместе, три сестры: Ольга, Мария и Елизавета, которая на Колыме не была, на улице Пилота Нестерова. Умерли они почти одновременно: Ольга и Мария - в 1996 году, Елизавета - в 1997 году.

 

У вас есть информация о данном человеке?

Пришлите нам ваши материалы в любом цифровом формате
(ограничение на размер файла 10Мб, не более 10 файлов)